Prosvet News Portal Просвет. Культурно-Просветительский портал


 
 
 
 
 

16.03.2013 12:04    

Loimuv Eesti 2020: Вводная статья по теме 'Обучение эстонскому языку'   (0)

Loimuv Eesti 2020: Вводная статья по теме `Обучение эстонскому языку`

Предлагаем вашему вниманию предварительные материалы по подготовке в Эстонии "Программы развития в сфере интеграции и сплочения на 2014-2020 гг." ("Lõimuv Eesti 2020"), которая ведётся с конца 2012 года. 

Предполагается что готовая программа будет представлена для одобрения правительству ЭР в декабре 2013 года. На её реализацию в период с 2014 по 2020 год запланировано финансовое вложение около 46 миллионов евро. Процесс обсуждения по 15 темам в экспертных группах  уже идёт.


Тема №4. Обучение эстонскому языку.

Эксперт: Tатьяна Кийло
Докторант  социологии Тартуского университета

Обучение эстонскому языку связано со всеми другими сферами интеграции. Владение эстонским языком является важной предпосылкой и для того, чтобы удержаться на трудовом рынке, и для участия в общественной жизни. Успех обучения второму языку в основном определяют социально- исторический контекст, прежний социальный опыт обучающегося, психологические аспекты и структурные факторы (например, возможности языкового обучения в системе образования, качество обучения и т. д.). Очень важным фактором считается личная мотивация обучающегося.

Картографирование структуры возможностей обучения эстонскому языку

Овладение эстонским языком как вторым языком происходит как в системе формального образования, так и посредством информального и неформального изучения. Формальное обучение эстонскому языку осуществляется в соответствующих образовательных учреждениях (например, в детском саду, школе, профессиональном училище, университете и т. п.) и организовано на основе (государственных) учебных программ. Формальное обучение эстонскому языку, таким образом, обычно регулируется законодательными актами и для обучающегося часто является обязательным, например, преподавание и изучение эстонского языка обязательно в дошкольных детских учреждениях начиная с 3 лет.

Вопросы для обсуждения

1. Какие проблемы в связи с организацией обучения эстонскому языку требуют вмешательства государства?

2. Какие наилучшие примеры практики обучения (эстонскому) языку и позитивные решения следовало бы обязательно развивать и распространять в Эстонии?

3. Каким с точки зрения знания и использования языка населением Эстонии представлятся идеальное положение дел, которого мы хотели бы  достичь к 2022 г.?

4. Какие целевые группы требуют наибольшей поддержки со стороны государства в период 2014-2020 гг.? В каких вспомогательных мерах нуждаются представители этих целевых групп для успешного обучения эстонскому языку?

В формальном образовании государство регулирует (в некоторых случаях и содержатель или владелец образовательного учреждения) не только условия обучения эстонскому языку как второму языку, но и использование эстонского языка в учебном процессе (например, какие предметы и в каком объеме учебное учреждение обязательно должно преподавать на эстонском языке). Успешность формального обучения эстонскому языку во многом зависит от качественной организации учебного процесса, т. е. прежде всего от подготовки учителей и умения поддерживать обучающихся как в усвоении языка, так и в интеграции.

Неформальное изучение эстонского языка также осуществляется сознательно и целенаправленно, но для обучающегося происходит вне школьной (формально-образовательной) среды. Формы неформального обучения - т. н. молодежные языковые лагеря и обучение в семьях, среди взрослых распространено участие в языковых курсах или клубах. При организации неформального обучения создаются языковая среда и социальная сеть (община), которые содействуют практике и усвоению языка. Проекты неформального изучения финансировали фонд «Наши люди» (MISA) и другие эстонские учреждения, занимающиеся проблематикой интеграции. Успех неформального обучения определяет качество созданной языковой и социальной среды (как организационная, так и содержательная сторона). Очень важна и устойчивость сети (общины) проекта/языковых курсов после завершения проекта, а также то, насколько вследствие проекта у его участников меняются навыки и практика пользования языком и общения в ситуациях повседневной жизни. Информальное обучение эстонскому языку происходит в различных ситуациях повседневной жизни, например, в свободное время, при занятиях хобби или в ходе работы в эстоноязычном трудовом коллективе.

Предпосылкой информального обучения является наличие языковой среды, таким образом, эффективность информального обучения определяют, например, место жительства, рабочая среда, круг общения, места проведения свободного времени. Препятствующими факторами для информального обучения эстонскому языку в Эстонии являются умеренная этническая обособленность на трудовом рынке и в сфере образования, частично также в городском пространстве, обособленность промышленных городов Ида-Вирумаа (Вихалемм, 2011:153), обособленность медийного пространства и т.д. В рамках формального образования созданы условия для контролирования и оценки приобретенного знания эстонского языка: тесты, экзамен по окончании основной школы и государственный экзамен в общем образовании. Вдобавок к этому создана система экзаменов на уровень знания эстонского языка. Сдача экзамена на языковой уровень необходима как для подтверждения уровня знания языка, требуемого на занимаемой должности, так и для получения гражданства Эстонской Республики.

Вышеописанные возможности обучения эстонскому языку не доступны в одинаковой мере всем, желающим учить эстонский язык. Наиболее универсальны, разумеется, возможности формальной системы образования, хотя в сфере формального образования качество преподавания эстонского языка и предметов на эстонском языке по школам считается неравномерным. Доступность неформального обучения зависит от индивидуальных ресурсов человека и/или принадлежности к определенной профессиональной или социальной группе. В Эстонии есть проекты и языковые курсы, предназначенные учителям, работникам общественного сектора, служащим и т. д. Информальное обучение считается очень эффективным путем для усвоения языка (а также для интеграции). В то же время очевидно, что снижение обособленности социальной и языковой среды общин - процесс длительный и сложный, требующий существенных усилий со стороны государственой власти и гражданского общества. Хорошие результаты дает комбинирование различных возможностей обучения эстонскому языку: например, человек овладевает эстонским языком во время учебы в университете, обучается эстонскому языку с помощью ментора и/или участвуя в проекте языкового клуба, а также ежедневно общается на эстонском языке как в сфере обслуживания, так, например, и на футбольной тренировке.

Данные по владению эстонским языком иноязычного населения

По данным мониторинга интеграции 2011 г. (Вихалемм 2011: 119), почти каждый третий человек, для которого эстонский язык не является родным языком, владеет эстонским языком на активном уровне. Примерно каждый второй человек с иным родным языком владеет государственным языком в основном на пассивном уровне. Существенные различия в знании языка неэстонцами в исследованиях владения языком cвязываются преимущественно с тремя следующими факторами (согласно анализу мониторингов интеграции):

а) гражданство неэстонцев: знание эстонского языка у неэстонцев-граждан Эстонии значительно лучше, чем у лиц с неопределенным гражданством и живущих в Эстонии граждан России (стр. 15);

б) место жительства неэстонцев: к минимальному общению на эстонском языке способны 69% жителей Таллинна и только 38% жителей городов Ида-Вирумаа с иным родным языком;

в) возраст: активное (хорошее) владение эстонским языком отличает прежде всего молодежь и людей среднего возраста; в последнее время (по данным мониторинга интеграции 2011 г.; Вихалемм 2011:116) увеличилась доля людей старшего возраста в группе пассивного владения эстонским языком.

Начиная с 2000 г. оценка собственного владения эстонским языком у иноязычных людей улучшилась, но «больше тех, кто овладел прежде всего умением пассивного использования языка - чтение на эстонском языке и слушание-понимание» (Вихалемм 2011:115). «На протяжении 14 лет явно прослеживается тенденция к учащению использования эстонского языка и уменьшение использования только русского языка в межнациональных контактах. Языковые меньшинства используют эстонский язык в повседневной деятельности довольно часто» (ibid. 153).

Важно и отношение неэстонцев к эстонскому языку. Хороший обзор дает исследование Emor 2011 г. «Эстонский язык в свете оценки ценностей». Результаты исследования показывают, что более половины (67%) участвовавших в исследовании «респондентов иных национальностей согласны с тем, что эстонский язык нужен для проживания и работы в Эстонии и является неотъемлемой частью эстонской культуры (66%), но очень немногие согласны с тем, что эстонский язык является частью их собственной идентичности (19%). В то же время почти половина (56%) представителей иной национальности считает, что эстонский язык является частью ощущения себя эстоноземельцем, т.о. личная связь с эстонским языком не выражена настолько, как связь с ощущением себя эстоноземельцем» (Emor 2011:13).

Из отчетов деятельности Языковой инспекции за 2011 и 2010 гг. выясняется, что как в системе образования, секторе здравоохранения, социальном обеспечении, среди государственных служащих и служащих местных самоуправлений, так и среди работников администрируемых учреждений, в секторе торговли и обслуживания по-прежнему много работников с не соответствующим требованиям уровнем владения языком. Согласно мониторингу интеграции 2011 г. к настоящему времени только «примерно у трети русскоязычного населения трудоспособного возраста и активно задействованного на трудовом рынке имеется действующее или перерасчитываемое на действующие уровни свидетельство об уровне владения языком» (Вихалемм 2011:116). По данным SA Innove в 2010 г. в экзаменах на языковой уровень участвовало почти 8400 человек, из них сдали экзамен 53,2%. Самой низкой была доля сдавших экзамен на уровень B2 (только 37,8%) и самой высокой - на уровень А2 (70,4%).

Определение целевых групп

Целевые группы
►   работники общественного сектора из числа неэстонцев, в центре внимания — организации общественного сектора
►   НКО, основанные и руководимые неэстонцами
►   неэстоноязычная молодежь Ида-Вирумаа и Таллинна
►   новые иммигранты
►   живущие за рубежом граждане Эстонии и их дети.
Смежные группы (связанные с данной сферой другие организаторы или сторонники данной темы)
►   работники общественного сектора из числа эстонцев (как поддержка для обучения эстонскому языку коллег-неэстонцев)
►   профессионалы, прямо связанные с обучением эстонскому языку в формальном и неформальном образовании (устроители языковых курсов, преподаватели языка, составители учебников, экзаменаторы и т. д.)

При определении целевых групп необходимо постоянно иметь в виду, что обучение эстонскому языку в той или иной мере затрагивает все целевые группы политики интеграции - как традиционные общины неэстонцев, например, в Ида-Вирумаа или Таллинне, так и новых иммигрантов. Учитывая исторический и социальный контекст процесса интеграции, я предложила бы в качестве основной целевой группы - работников общественного сектора из числа неэстонцев. Важно, чтобы учителя, работники социальной сферы и здравоохранения, работники культуры, полицейские, служащие и другие работники общественного сектора были готовы осознать и акцептовать в своей работе роль сторонника процесса интеграции. В сфере образования учителя, работающие с т. н. иноязычными детьми, прошли соответствующее дополнительное обучение. Точно так же и социальный работник или специалист по защите детей должен быть способен поддержать своих клиентов в ходе их интеграции в эстонское общество. Для этого очень важно хорошее знание языка у соответствующих специалистов и наличие знаний в области культуры. Важно также, чтобы работающие с неэстонцами профессионалы осознавали бы эту свою роль и были способны сами успешно адаптироваться к новым условиям.

При планировании вспомогательных мер рекомендую охватывать целиком организацию, среди членов которой есть неэстонцы. Например, к проектам обучения эстонскому языку желательно привлекать как работников-неэстонцев, так и принадлежащих к той же  организации эстонцев. Особенно важно содействие руководителей организаций и осознание ими того, что совершенствование знания эстонского языка у работников может предполагать изменения в порядке работы организации, в организационной культуре и, может быть, даже в структуре. Изучающий эстонский язык человек должен чувствовать, что его «усилия» ценятся и в самой организации, и в обществе в целом. Предлагаемые ему поддержка и помощь в изучении эстонского языка должны быть как можно больше связаны с его профессиональной деятельностью/местом работы.

Наиболее важные материалы по теме:

Об эксперте: Татьяна Кийло родилась в Нарве, окончила Нарвскую гуманитарную гимназию, изучала социальную работу и общественное управление в Тартуском университете. В настоящее время - докторант социологии в Тартуском университете, тема исследования связана с обучением эстонскому языку учителей-неэстонцев в общеобразовательных школах. До июня 2011 г. работала и.о. заведующего секретариатом ЕС в Министерстве образования и науки. Начиная с июня 2011 г. находится в отпуске по уходу за ребенком. Является членом Круглого стола народностей Ассамблеи сотрудничества.

 









Обсуждение
Имя/Ник
Тема
Комментарий
Код на картинке
Логин
Логин:
Пароль:



Партнеры
Real Time Analytics
© Copyright MTU Prosvet. info@prosvet.ee